Чтобы государство состоялось, необходимы дух нации, достоинство нации и вера в нацию.

Первый Президент Республики Кахастан Нурсултан Абишевич Назарбаев

Казачья кровь

04.07.2019
Казачья кровь 0 Казачья кровь 1 Казачья кровь 2 Казачья кровь 3 Казачья кровь 4 Казачья кровь 5 Казачья кровь 6 Казачья кровь 7 Казачья кровь 8 Казачья кровь 9

В рубрику «Альманах казачьих родов», анонс и начало в Казачьем курьере №2 (161), март 2019 г.

 

Казачья кровь

 

Мы живали в суровой Неметчине,

Нам знаком и Алжир, и Сиам,

Мы ходили по дикой Туретчине

И по льдистым небесным горам.

 

Нам близки и Памир, и Америка,

И Багдад, и Лионский залив,

Наш казак у восточного берега

Упирался в Дежнёвский пролив.

 

Легче птиц и оленей проворнее,

Рассыпаясь на тысячи мест,

Доходил до границ Калифорнии

Одинокий казачий разъезд.

 

И теперь, когда чёрные веянья

Разметали в щепы корабли,

Снова двинулись в страны рассеянья

Мы из милой, чумазой земли.

 

Не сломила судьба нас, не выгнула,

Хоть пригнула до самой земли...

А за то, что нас Родина выгнала,

Мы по свету её разнесли.

 

Алексей Ачаир, 22.02.2017, Омск

 

В Северо-Казахстанской области есть старинная казачья станица Вознесенка. Сейчас в ней остались в основном старики, молодёжи совсем мало, а в школе всего 40 учеников. Вознесенка образовалась во второй половине XIX века, население её составили казаки из Харьковской губернии. В 30-х годах XX века в станице был организован колхоз "Красный Интер". В 1941 году из этого колхоза ушли на фронт более 200 человек. В 60-х годах Вознесенка вошла в состав совхоза имени Куйбышева.

Это моя родина. Я возвращаюсь в Вознесенку, как в родной край. Может быть, это так и есть? Ведь именно оттуда идёт род Любых, там родился мой дед Любых Иван Егорович, его предки.

Дед был очень трудолюбивый, ему нравилось работать по дому, он постоянно искал какое-нибудь дело. Все его уважали, почтительно здоровались, спрашивали совета в житейских делах, как будто он знал всё наперед. Помню, как ездил на велосипеде деду за «Беломором», а он сидел возле забора на лавочке и ждал, пока я вернусь. Я отпрашивался у деда, если куда-то нужно было сходить, и это мне было приятно. Именно с ним я понял смысл пословицы «Глаза боятся, а руки делают». Именно он учил нас жизни. Дед был Человеком с большой буквы. Если бы не трудовое воспитание, которое мы получили от него в детстве, не поговорки, которые он любил по­вторять – под лежачий камень вода не течёт, без труда не вынешь и рыбку из пруда – мы выросли бы неприспособленными к жизни. Я дедовы пословицы помню всю жизнь. А вот кто его научил?

Своего деда он не помнил, в семилетнем возрасте остался без отца – Егора Фёдоровича Любых, которого отправили в трудармию, потому что в графе анкеты стояло: «Верующий, единоличник». Из трудармии привезли моего прадеда с больными лёгкими, прожил он ещё немного... Как выросли дети, Егор не увидел. Детство моего деда пришлось на военное время, это время прокатилось безжалостно по пацану: приходилось и кусок хлеба у соседей просить. Отца нет, мать, родив Ивана, переболела тифом и частично ослепла, а брат Николай – малец ещё, помощник из него никакой. Некому было учить моего деда, учила его суровая жизнь.

Дед много лет проработал в «Опытном хозяйстве», был награждён трудовыми медалями как передовой механизатор области и даже правом купить автомобиль «Жигули» без очереди. Мы этого «жигулёнка» храним, как память о деде, хотя и ездим на иномарках. Во всех мужчинах нашего рода говорит казачья кровь, а как дед чувствовал себя гордо, когда приезжал в Вознесенку к сестре Елизавете и её мужу Серафиму Ивановичу Целых на собственном автомобиле! Ещё ведь жили старики, помнившие Ванюшку, который брёл по улице с котомкой за плечами, собирая хлеб по соседям... А стал он уважаемым человеком, его портрет красовался на районной доске почёта. В 25 лет построил Иван Егорович собственный дом, порадовал свою мать Клавдию Петровну: в просторном доме она внучку нянчила.

Поколению наших дедов можно позавидовать: они прожили непростую жизнь, много испытали, но умели дружить с чистым сердцем, не искали выгоды в людях, понимали, что главное в жизни, какова её цель. Появляясь на свет, они росли, мужали, обзаводились семьями, передавали жизненный опыт детям, гордились страной, в которой жили. Думаю, что и детьми своими, внуками, правнуками дед гордился. Гордился дочкой своей Татьяной. Мою дочь тоже зовут Татьяной, она младше своей тезки на 55 лет. Странное совпадение: у обеих Татьян родителей зовут одинаково – Иван и Александра. Так что две у нас в роду Татьяны Ивановны Любых.

У деда были проблемы с лёгкими, и перед пенсией он решил сменить работу. Брат предложил поработать трактористом на ТЭЦ в городе Петропавловске. Ох, и удивлялся дед, что зарплата на производстве была намного выше, чем в сельском хозяйстве, где не знали ни выходных, ни больничных, ни отпусков – надо было растить хлеб и кормить страну. Мало кто из тех, кто трудился в селе, доживал до 70 лет. Дед наш хоть и переехал в город, и бросил курить, да здоровья у него не было, дыхания в груди не хватало. Его не стало в феврале 2011 года.

Не хватает нам его, но в сердце живёт память, дед всегда с нами, мысленно я говорю ему: "Мы не подвели тебя, ты правильно нас воспитал, мы тебе благодарны".

Эти слова повторяю про себя на погосте, навещая могилу деда. Кладбище Вознесенки – как исторический музей. Чуть не половина крестов с фамилией Любых. Кто они? Из нашего ли рода? Как прожили жизнь? От Любых можно перейти к Ляшевым, Тарановым – хоронят по родам. Как-то собрались старики у захоронений рода Целых, стали вспоминать, кто кому кем доводится, один говорит: «Так это парижанин! Нашей Марфы дедушка». Мне любопытно стало: как наши деды в Париж попали? Домой вернулся, спросил у бабушки, в чём дело, оказалось, что парижанин – не от Парижа, а от слова «порезал».

Стоял товарищ на большой дороге, грабил и резал. Его потомков до сих пор зовут «парижанами»... А вообще Вознесенских зовут хохлами. Наверное, за их говор.

На вознесенском кладбище можно изучать историю родов. Сколько там фотографий казаков с чубами набок, с усами! Так и хочется, чтобы расцвела станица вновь, зазвучали бы казачьи песни... Есть на вознесенском кладбище удивительная могила матушки Тверитиной Фелицаты Михайловны, которая умерла в 1912 году. Но её не забывают, из поколения в поколение передают рассказы о благих делах Фелицаты. Не зарастает тропа людская к её могиле.

Почему я пишу? Газета ваша читаема не только в Казахстане, узнал о конкурсе. А когда нашли фундамент церкви, которую казаки всем миром строили, всей станицей, появилась мысль: нельзя ли восстановить? Я уже заказал храмовую икону «Вознесение Господне», пусть люди посмотрят, перед какой иконой наши предки молились. Может быть, и другой кто-то проявит инициативу, например, Виктор Александрович Таранов, атаман Единого казачьего войска Казахстана и «Братства сибирских казаков»? Его корни – тоже в Вознесенке. Обращаюсь ко всем, кто прочитает и откликнется – поклон тому низкий.

Многое о Вознесенке я узнал от своей бабули Александры Ивановны Любых, жены моего деда. Она у нас как домашний архив, все у неё спрашиваем, дай Бог ей здоровья, а она ворчит: поздновато начали родовое дерево восстанавливать, надо было раньше, когда все живы были. Не опоздайте и вы!

Есть Вознесенке школьный музей. Очень интересно рассматривать старые семейные фотографии в альбоме, который составили школьники. Какие лица, какая одежда – разглядываешь, и как будто оказываешься в прошлом. 1900 год, семейная фотография Тарановых, 1938 год – молодая пара Тарановых... Искал я и Любых в том альбоме, нашёл много, но все они – дальние родственники наши. А вот в альбоме с фронтовиками нашёл брата моего прадеда Ивана Андреевича Бондаренко. На фронте он был танкистом, а в мирное время – трактористом. Сколько хлеба вырастил! Это он был учителем моего деда – посадил за штурвал комбайна, научил работать на гусеничном тракторе. Он умер, когда я ещё не родился. Сейчас ухаживаю за его могилой, а также за могилами его жены Домны, дочери Зои, зятя Егора.

В фронтовом школьном альбоме есть и фотография Целых Серафима Ивановича. Это наш родственник, часто в гостях у него бывали. Дядя Серафим и тётя Лиза гостеприимными были, а теперь ушли в мир иной. Часто подъезжаю к их дому – умирает дом... Сколько таких домов, деревянных, добротных, построенных на века для потомков, остались без хозяев...

Хочется поблагодарить скромных школьных учителей, которые собрали материалы для музея. Учительница Татьяна Николаевна Клюева говорит, что дети лучше воспринимают историю, когда слышат свою фамилию, начинают интересоваться, кто были их предки, в какое время жили, при каких правителях, при каком строе. Вот тебе и история страны – её ведь простые люди вершили. Я в музее много узнал о своих родственниках, узнал и о посещении Вознесенки цесаревичем, а позже царём Николаем II.

Вот так дед воспитывает меня и после своей смерти: искал информацию о нём, а пришлось познакомиться с историей своего рода, своих родственников, друзей, соседей-казаков…

Иван Любых,

казак Всемирного Союза казачьих Атаманов,

с. Вознесенка
Захаров Юрий Филиппович
Председатель Координационного Совета русских, казачьих и славянских организаций Казахстана, верховный Атаман единого казачьего союза