Чтобы государство состоялось, необходимы дух нации, достоинство нации и вера в нацию.

Первый Президент Республики Кахастан Нурсултан Абишевич Назарбаев

Документальные страницы казачьей трагедии XX века. Часть 1

16.01.2020

Предисловие.

24 января – скорбная дата для казачьего народа, положившая начало государственной политике, проводимой властью большевиков по расказачиванию, а по сути - геноциду против наиболее традиционалистской, эффективной в военном и экономической плане,  части населения Российского государства. Как отмечал в своих заметках Лев Николаевич Толстой: «Казаки создали Россию». Они же и оберегали её целостность, незыблемость, самоотверженно расплачиваясь своими жизнями за благополучие страны. Казаки меньше всего были искушены в политике, в растерянности восприняли переворот, который осуществило в стране  англосаксонское правительство А.Керенского, а затем наивно доверившись обещаниям  представителей международного сионистского фашизма – правительству  В.Ленина-Л.Троцкого, добровольно толкнуло себя на путь уничтожения. Естественно, для реализации плана развала Российской империи, мешавшей своими экономическим и политическими успехами планам международных элит, необходимо было уничтожить оплот государства, коим являлось казачество. И это было сделано с неимоверной жестокостью и лицемерием.

Стоит отметить, что казачество в советской документальной и художественной литературе  выставлено консервативным сословием, обласканным милостью царского самодержавия. Этим и оправдывалась реакционная политика большевиков, а позже коммунистов, против казаков, как оплота царизма. Подчёркивался классовый антагонизм казачьего уклада, идущий вразрез с классовой пролетарской идеологией. Но это ошибочная трактовка. Все эти милости носили формальный характер. Казак жил за счёт земельных наделов, который завоевали и полили кровью и потом его предки, и это не был дар царского двора. Казак не находился на казённом обеспечении государства, он должен был приобретать всё своё снаряжения за собственный счёт, нередко влезая в многолетние долги, выплачиваемые его семьёй, скудное жалование выдавалось только в период прохождения действительной военной или административной службы. Хвалёное казачье самоуправление на демократических принципах -это тоже сказка. Такая демократия допускалась только под строгим контролем и вмешательством назначаемых царской властью военных чиновников в лице наказного атамана, его администрации и командованием военных отделов на местах. Российским законодательством предусматривалось применение репрессивных мер к станичным и поселковым казачьим обществам, которые не выполняли на требуемом уровне распоряжения войсковой власти, зачастую не вникающей в истинное положение уровня жизни  и бедственное положение казаков на местах. Так, выборная кандидатура станичного или поселкового атаманов, если она не устраивала командование, могла быть не утверждена приказом, «удобный» атаман мог быть начальствующим решением назначен из другой станицы. Также предусмотрено было в российском законодательстве лишение на 3 года проштрафившейся станицы права избирать своего атамана и своё станичное правление. В казачьих войсках сохранялось рукоприкладство и произвол офицеров, по отношению к казакам, хотя применение физического насилия в русской армии официально было запрещено ещё при императоре Александре III. Поводов в казачьей среде для недовольства порядками царского самодержавия было предостаточно, чем умело воспользовались большевистские агитаторы в своей пропаганде. Этим и объясняется тот факт, что одна часть казачества была натравлена на другую. И деление на «белых» и «красных» затронуло не только отдельные категории казаков, различающихся по достатку, но и проникло в семейные ячейки. дети воевали против отцов, брат шёл на брата в смертельной схватке.

       История показала, что истинная казачья правда была далека и от «белой», и от «красной» политических программ и планов государственного переустройства, ибо ни та, и ни другая не отражала желаний и чаяний казачества.

Белому движению нужны были казаки, как беспрекословная боевая мощь в военной борьбе с большевизмом, при этом не предусматривались гарантии наделения казаков, в случае победы, демократическими свободами и  самоуправлением на всех уровнях власти, оставалась бы неизменной прежняя со времён царского самодержавия система чиновничьего управления казачьими областями, пришедшей к власти новой буржуазно-дворянской и военной элиты, Что из себя представлял этот союз, казаки-фронтовики прекрасно увидели во время Первой мировой войны, где во главу этим тандемом ставились цели личной наживы на военных закупках, а не реальные проблемы обеспечения армии. Эта же причина была одной из основных  в поражении белого движения в годы Гражданской войны.

Большевики, переманивая казаков на свою сторону, также видели в них только временных союзников для вооружённой борьбы со своими противниками, но суть частного казачьего хозяйства - привязанного к рынку, и тяга казачества к самоуправлению, федеративному подчинению войсковых областей, без диктата центральной власти, полностью противоречила экономической и политической платформам большевистских программ.

Часть 1

Казаки и Октябрьская революция.

Санкционированное правительством А.Керенского создание солдатских, матросских и казачьих комитетов в воинских частях, которые наделялись большими полномочиями, позволявшими влиять на распоряжения и приказы командования Русской армии, по сути привело к анархии и развалу русской армии в самый ответственный период Первой мировой войны. Чтобы сохранить боеспособность и остановить деморализацию казачьих частей в противовес творившемуся хаосу командованием казачьих войск был создан общий Совет Союза казачьих войск. Во главе его стоял полковник, позднее, с сентября 1917 г., атаман Оренбургского казачьего войска Александр Ильич Дутов. Состав Совета Союза казачьих войск был избран на 2-м учредительном казачьем съезде в Петрограде, проходившем с 7 по 19 июня 1917 г., на котором были представлены, прежде всего, делегаты от офицерства и чиновников. Думается, здесь необходимо назвать полный состав Совета Союза казачьих войск, поскольку до сих пор это не делалось.

Товарищем председателя (так называли тогда заместителей государственных и выборных организаций) был есаул (по общевойсковому воинскому званию – майор) Аникеев А.И. – командир 3-й сотни Донского казачьего полка, старшим секретарем – сотник Калмыков П.П., начальник конно-пулеметной команды 23-го Донского казачьего полка, членами совета: Бардиж К.П. - хорунжий Кубанского войска, младший офицер 2-й кубанской батареи; сотник Поночевский; младший офицер 2-го Екатеринодарского полка Кубанского казачьего воска, подъесаул Терского войска, командир 6-й сотни Мигузов; младший офицер Яицкого 5-го Уральского казачьего полка Мусатов Г.М.; сотник Герасимов; начальник пулеметной команды 7-го Сибирского казачьего полка, урядник Уссурийского казачьего войска Макриджин; Шамшин К.А. - сотенный фельдшер 3-го Волжского полка Терского войска; Зайцев В.Ф.- урядник 1-го Кизлярского-Гребенского казачьего полка; Соколов И.Е.- казак 16-го Оренбургского казачьего полка, Тюменцев Ф.Г. – старший писарь 3-го Забайкальского казачьего полка; Сидоров А.Г. - вахмистр 3-го Семиреченского полка, Кологолов П.В. – приказной 2-го Астраханского полка, Ларионов С.Ф. – старший ветеринарный фельдшер Уссурийского казачьей дивизии . Как мы видим, из 16 членов Совета только один был рядовым казаком. Данная организация выпускала газету "Вестник Союза казачьих войск”, которая накануне октябрьских событий была переименована в газету "Вольность”.

Как свидетельствуют архивные документы и другие материалы, во всех казачьих полках, дивизиях при армии и фронтах, существовали комитеты. Состав их был неоднозначен, не всегда во главе их стояли представители реакционного казачества. При ставке действовал комиссар по казачьим делам Шапкин.

Кроме того, существовал Центральный Совет казаков из представителей левого казачества, издававший газету "Лист центрального Совета казаков”. Возглавлял его кубанский казак станицы Троицкой В.Ф. Костенецкий. Его заместителем был донской казак станицы Сломинской В.И. Ершов . В исполком этого совета входил В.Ф. Черный – позднее один из выдающихся большевиков Кубани. Редактором газеты был кубанский казак станицы Благовещенской Л.А. Коротов. Газета вскоре получила новое название – "Голос трудового казачества”, что четко определило основную суть, выражаемых ею интересов.

Трудовое казачество все теснее сплачивалось вокруг Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 12 июня 1917 года решением Центрального Исполнительного комитета Советов была создана его казачья секция. 14 июля председателем ее стал есаул 7-го Оренбургского казачьего полка Афанасий Григорьевич Нагаев.Тогда же телеграф передал предложение всем фронтовым, армейским комитетам и комитетам отдельных частей немедленно делегировать своих представителей в секцию. А при перевыборах исполкома Петросовета одно из мест было предоставлено делегату от трех донских казачьих полков, находившихся в столице. В августе - сентябре в состав Петросовета были избраны Иван Лагутин – 14-й Донской казачий полк, от этого же полка Иван Сысоев, от 4-го Донского полка И.В. Акимов и А.И. Лосев6 . Последнее, также служило сплочению трудового казачества вокруг Советов. 10 сентября 1917 г. из казачьей секции был организован соответствующий подотдел ЦИК из представителей фронтовых, армейских комитетов и казачьих правлений всех войск. Повышение статуса до уровня подотдела ЦИК имело существенное значение. Председателем подотдела опять стал А.Г. Нагаев. В состав подотдела (кроме председателя) входили: журналист А.А. Коробов - от станицы Благовещенской Кубанского казачьего войска, Ф.П. Степанов – казак станицы Котуркульской Сибирского казачьего войска, М.Я. Макаров – казак станицы Алексеевской Донского войска, М.П. Мошкаров – связист 4-го Донского казачьего полка, К. Чекунов – донской казак, И.С. Ружейников – врач, уральский казак, Д.М. Изюмский - от Астраханского казачьего войска, И.Ф. Долгаев – донской казак, Говоров – донской казак, Касирский – народный судья г. Москвы, Ф.Т. Кузюбердин – оренбургский казак, Горбунов – оренбургский казак, Кайгородов – оренбургский казак, Ф. Свешников – оренбургский казак, В.И. Невский – один из руководителей солдатской секции ЦИК, И.И. Ульянов – иногородний Уральского казачьего войска.

Следует отметить, что когда большевики покинули 7 октября 1917 г. предпарламент, казачья фракция Совета Российской республики осудила этот шаг, считая, что он ослабляет демократические силы в совете. Казаков в Совете Республики (предпарламенте) было 22. В совете республики было: кадетов - 75, большевиков –58. В момент выхода из предпарламента к большевикам примкнуло пять левых эсеров8 .

Накануне Октября особое место в планах его противников стала занимать подготовка Временным правительством и казачьими верхами общефронтового съезда. Совещание председателей казачьих частей 3-й армии, созванное в связи с этим, потребовало переизбрания Совета Союза казачьих войск с тем, чтобы фронтовые казаки составляли в реорганизованном Совете, по крайней мере, пятьдесят процентов, и чтобы указанный Совет наладил связи с демократическими организациями9 .

Остро стоял вопрос о составе комиссии по организации общефронтового съезда. Было ясно, что он во многом определит и характер самого съезда. По предложению и настоянию Каледина в нее вошли десять членов Совета Союза казачьих войск. И только два места было представлено казачьему подотделу в ЦИК. Возмущенные этим представители подотдела настаивали на том, чтобы он получил хотя бы четыре места, однако добиться этого им не удалось.

Местом проведения съезда был определен г.Киев. Думается, заправилы Совета Союза казачьих войск выбрали данный город не случайно, они надеялись, что так можно будет избежать влияния пролетариата Петрограда и Москвы..

Съезд не оправдал с самого начала названия "общефронтового казачьего”, ибо в его составе должны были участвовать представители войсковых правительств и тыловых частей. В телеграмме походного атамана казачьих войск при Верховном главнокомандующем говорилось, что съезд проводится по разрешению Верховного главнокомандующего, что его созывает комиссия при Совете Союза казачьих войск, что на съезде должны быть представлены войсковые правительства и части тыла, фронтовые армейские комитеты действующих и запасных полков и батальонов, которым выделялось по два места на съезде, батареи и отдельные запасные сотни, полусотни и местные команды, которые получали по одному делегатскому месту. Предлагалось делегатов снабдить наказами, мандатами и прочими документами. Телеграмму о представительстве на съезд подписал как председатель Совета Союза казачьих войск А. Греков .

Съезд в г.Киеве 21 октября 1917 г. открыл и председательствовал на нем П.М. Агеев – член Донского войскового правительства, председатель общеказачьей фракции Временного Совета Российской республики, бывший социал-демократ.

26 октября 1917 г. (большинством голосов), заслушав сообщение о выступлении большевиков в Петрограде, съезд постановил: "Однажды заявив о признании коалиционного Временного правительства, казачество держит свое слово твердо и не позволит темным силам играть судьбою России. Только Временное правительство, опирающееся на Временный Совет Российской республики, может довести страну до Учредительного собрания. В грозные минуты для Отечества съезд призывает все казачьи части к оружию и защите Родины и свободы. Казачество готово все как один сложить свои головы, уверенное, что его кровь не прольется безрезультатно и решительными мерами раз навсегда будет положен конец посягательству… К тому же решению казачий съезд призывает и все здоровые элементы страны”.

Было бы неверно утверждать, что на общефронтовой съезд казаков, организация которого попала в руки корниловского Совета Союза казачьих войск, совсем не прошли представители левых партий. Они не только были здесь, но и пытались активно влиять на его решения. На съезде выступали А.Г. Нагаев, И.С. Ружейников и другие. Группа оппозиции на съезде составляла около 150 человек.

Еще до отъезда в Киев для дискредитации Афанасия Григорьевича Нагаева и казачьего подотдела ВЦИК его обвинили в большевизме, причем в данном вопросе налицо было единодушие А.Ф.Керенского и корниловцев. В одном из документов Керенский говорил так: "Казачий отдел ЦИК не казачий, а… Смольный”. Нагаев А.Г. вынужден был давать объяснение о его отношении к большевизму. В открытом письме в печать он писал: "Я не большевик. Не смешивая идейный большевизм с отдельными агентами Германии и провокаторами, проникшими в его среду, я решительно осуждаю тактику большевизма, способную по моему мнению, привести и Родину и революцию к гибели. Я убежден, что лишь последним страшным усилием, наступлением на фронте, мощным ударом можно получить мир и спасти Родину от развала… Я являюсь выразителем интересов трудового революционного казачества. Так и прошу меня расценивать”. Данное заявление было сделано Афанасием Григорьевичем после того, как он выступил на Государственном совещании, заявив, что Каледин не выражает интересов трудового казачества, что вызвало возмущение корниловцев: полковника Сахарова и капитана Сверчинского, кричавших в адрес Нагаева: "Немецкие марки!”. Протест против обвинения А.Г.Нагаева в измене Родине выразило тогда совещание представителей фронтовых и армейских комитетов всех фронтов и Центрфлота, его подписал председатель совещания войсковых фракций действующей армии и флота – Печерский, а также председатель ВЦИК советов РиСД Н. Чхеидзе . Дискредитация Нагаева понадобилась корниловцам для того, чтобы ослабить его позиции и казачьего подотдела и ЦИК Советов.

На общефронтовом съезде в Киеве, а затем в Новочеркасске (после перевода его сюда) звучало требование об отводе казачьих частей фронта на территорию своих войск. И надо сказать, что к концу декабря 1917 г., как свидетельствуют документы, все казачьи части ушли с фронта в свои казачьи области.

Политические полемики в казачьей среде об определении своего отношения к происходящим событиям стране и места в них казачества были разноплановыми, как то один из вариантов, озвученных на конференции представителей от казачьего и горского населения в Екатеринодаре, состоявшейся с   20 по 25 сентября 1917 г.

В ней участвовали от Яицкого войска – 3, от Астраханского –2, Донского – 4, Кубанского – 6, Оренбургского – 1, Терского – 4, были и представители от союза горских народов и от Совета Союза казачьих войск они требовали образования соответствующего штата, входящего в состав России на основе федерации. Конференция в своем решении заявила, что "в случае образования Временного правительства, не опирающегося на все живые и национальные силы страны, а тем более составленного только из представителей отдельных классовых интересов, казачество и горцы снимают с себя всякую ответственность, оставляют за собой свободу решений”

Чувствовалось, что усилившаяся после провала корниловского мятежа  большевизация Советов серьезно беспокоит эту небольшую (несколько более двадцати представителей) часть казачества, собравшуюся на конференцию без всякого обоснованного определения представительства. Так, от Оренбургского войска, численность которого была более 560 тысяч, был всего один делегат, от Астраханского 56 тыс. – 2 делегата и т.д. Не имея, таким образом, законных полномочий, "конференция”, рассмотрев вопрос о мятеже Корнилова, выразила ему явное сочувствие21 . Это и определило всю сущность "конференции”.

В другой резолюции конференции по отношению к будущему государственному устройству России заявлялось, что она должна быть демократической республикой, построенной на строгих принципах федеративной организации с полным сохранением единства государства. Так была сделана попытка создания Юго-восточного Союза, федерации (как говорилось в документе) области Дона, Кубани, Терека и Астраханской области

2 ноября 1917 г. открылась Кубанская Рада, на которой была поставлена задача сформировать правительство и вручить ему всю полноту власти, вменив в обязанность оградить Кубань от движущихся на ее территорию фронтовых частей. В одном из документов конференции неприкрыто говорилось, что цель создания Союза в том, чтобы обеспечить "сильную власть”. Очевидно, что речь шла о необходимости сплочения на случай, если революционные силы победят в центре страны, для создания ударного кулака. Эта линия после октября получила свое развитие в отзыве с фронта казачьих войск в соответствующие области.

В начале-середине октября прошли армейские и фронтовые казачьи съезды, как правило, протестовавшие против использования казачьих войск в полицейских целях. Состоявшийся тогда съезд казаков 3-й армии заявил: "относясь с отвращением к выполнению тяжелых полицейско-политических и карательных задач, казаки 3-й армии просят Временное правительство не применять их для этой цели”. Казаки пока еще просили Временное правительство избавить их от карательной службы, однако принятое казачьими частями целой армии решение, в котором говорилось о гнусности палаческой службы, было, безусловно, проявлением растущего гражданского сознания казачьих масс и демократических настроений.

В октябре 1917 г. на конференции казаков Юго-западного фронта было принято решение, в котором говорилось, что казаки фронта требуют: "1.Помочь в освобождении казаков от участия в реквизициях. 2. Освобождения казаков от службы по железной дороге. 3. Для борьбы с дезертирством и для охраны порядка необходимо создать части не из казаков. Назначение казачьих частей на подавление беспорядков должно совершаться с ведома и согласия своих казачьих организаций, полковых и других командиров с уведомлением каждый раз армейских и фронтовых правлений казаков”30 . Это привело к тому, что использование казачьих частей для подавления волнений солдат, крестьян и других выступлений трудящихся стало практически почти невозможным, на согласование необходимо было время, а подавление "беспорядков” требовало оперативности. Перепуганное начальство штаба фронта сообщило об этом Главнокомандующему Юго-Западным фронтом. 19 октября 1917 г.: "Во избежание серьезных осложнений, ходатайствую о спешном и точном определении порядка вызова казачьих частей для поддержания порядка, ибо отказы казаков, основанные на постановлении фронтового казачьего съезда, развращающе действуют на конные полки. Если каждый раз казачьи полки будут ожидать разрешения своего правления, тогда время всегда будет упущено”

Как мы видим, в перечне заявленных требований казачьих делегатов, одним из главенствовавших было отказ от закреплённых за казачьими войсками репрессивных полицейских функций, кои всегда были чужды казачьему народу, негативно противопоставляло его другим народам Российского государства. (что сейчас власти Российской Федерации опять вменили, как  «традиционное служение казаков» государству, в деятельность реестровых псевдоказачьих организаций - прим.автора)

(продолжение следует…)

Автор: В.Боргуль
Захаров Юрий Филиппович
Председатель Координационного Совета русских, казачьих и славянских организаций Казахстана, верховный Атаман единого казачьего союза